Ваш регион:
Любой регион

Имиджмейкеры предлагали Ельцину носить очки

Остались ли сегодня в политике «черные пиар-технологии»? Можно ли победить на выборах административный ресурс? Как изменились за 20 лет приемы политической рекламы? И кто консультировал Бориса Ельцина?

Об этом мы беседуем с руководителями группы компаний «Никколо М» (кстати, первой пиар-структуры в России, основанной как раз 20 лет назад), ее президентом Екатериной ЕГОРОВОЙ и председателем совета директоров Игорем МИНТУСОВЫМ.

- Считается, что российскому пиару в марте будет 20 лет. А от какого события начинаем отсчет?

Игорь Минтусов: - В начале марта 1989 года стартовала кампания по выборам в Верховный Совет СССР. Тогда впервые с начала перестройки кандидаты могли конкурировать между собой. И тогда же с кандидатами начали работать первые политконсультанты.

- Кто стал первым клиентом российских политтехнологов?

- Самый первый отечественный политик, который воспользовался пиаром, - академик Олег Богомолов. Соперником Богомолова был первый секретарь Севастопольского райкома КПСС Москвы Брячихин, который, к слову, в дальнейшем сделал неплохую карьеру - стал префектом одного из округов Москвы.

- А как власть реагировала на участие первых пиарщиков в избирательной кампании?

- Вокруг нас была мертвая тишина. Партийные власти, естественно, не могли одобрить нашу деятельность, но ведь кандидатом был не какой-то бомж, а известный академик. И все же была перестройка, свобода, так что никаких репрессий не было.

- Наверняка в вашей работе случались совершенно невероятные истории.

Екатерина Егорова: - Самая невероятная: вечером 7 марта 1996 года мне позвонил Георгий Сатаров и спросил, не хочу ли я поработать с «очень трудным клиентом». Я сказала, что это было бы интересно. Нас с Игорем попросили утром быть у Спасских ворот. Мы по разовому пропуску вошли в Кремль и без всяких проверок, бюрократических утверждений на несколько лет оказались в группе помощников президента Ельцина. Там было важно одно - твои мозги.

- А как вы общались с Ельциным?

И. М.: - Вспоминаю нашу первую встречу. Мы с Екатериной приготовили речь о политическом консультировании. Борис Николаевич поздоровался с нами и вдруг неожиданно сам начал говорить, что такое политконсалтинг, зачем он нужен. Было видно, что он серьезно подготовился к встрече. И, таким образом, украл у нас стартовый спич (смеется).

Е. Е.: - Причем речь произнес минут на 40. Мы просто опешили

- В том Ельцине, каким он запомнился россиянам, насколько была заслуга политконсультантов?

Е. Е.: - Во внешнем образе - никакой заслуги пиарщиков. Ему ничего не надо было менять. Он был целостным, все делал грамотно, со вкусом. Мы помогали готовить стратегию президентской кампании 1996 года, он с ней согласился, участвовал в подготовке выступлений, речей.

И. М.: - У Ельцина была очень сильная команда помощников - Пихоя, Илюшин, Ильин, Краснов, Сатаров, Лившиц, каждый вносил свой вклад. Не знаю, чему он у нас научился, но мы у него научились очень многому: поведению в сложных ситуациях, выдержке, мужеству. И еще у него было потрясающее чувство юмора, это важно для любого политика.

- В чем он с вами советовался?

- Борис Николаевич задавал одинаковые вопросы нескольким консультантам, но решения всегда принимал сам. Когда он узнал, что дочь тогдашнего президента Франции Ширака занимается его личным имиджем, Ельцин спросил нас, как мы отнесемся к тому, что его дочь Татьяна станет его личным имиджмейкером. Мы идею одобрили. А потом я прочитал, что Борис Березовский всем рассказывает, что это он посоветовал Борису Николаевичу, чтобы Татьяна стала консультантом по имиджу. Оказывается, Борис Николаевич многим задавал этот вопрос. Он умел слушать и слышать.

- Я знаю, что имиджмейкеры предлагали Ельцину носить очки?

- Была такая попытка. В итоге они ему не подошли. Есть люди, которым очки не идут.

- Как вы считаете, у Медведева и Путина хорошие консультанты?

- Судя по их рейтингам, хорошие.

- А у Обамы были хорошие пиарщики?

Е. Е.: - Очень. У Маккейна, кстати, тоже. С ним работал мой друг, настоящий профессионал. Но Маккейн просто очень архаичен сам по себе.

- А почему известные оппозиционеры, например Касьянов, Каспаров, никак не добьются поддержки людей?

- Потому что они далеки от народа, не слышат людей, не понимают их переживаний. Потому их мессиджи, которые они посылают народу, не воспринимаются. Видимо, у этих политиков что-то не то с политконсалтингом.

- Но ведь наверняка на них работают сильные, скорее всего, американские спецы.

- Я думаю, у них вообще нет никаких консультантов.

- А наши пиарщики работают на Западе?

- Мы консультировали в 1996 году Хавьера Солану. Он хотел узнать, как с Россией сотрудничать по НАТО, чтобы поменьше ее раздражать.

- Прислушался к вашим советам?

- Не могу сказать, что в большой степени. Мы работали на выборах в сенате США, в Латинской Америке, на президентских выборах в Южной Корее. На выборах в Латвии - с нерусской, кстати, партией, которая посчитала необходимым работать с русскими консультантами.

- А есть политики, которые сами себе пиарщики и в услугах специалистов не нуждаются?

Е. Е.: - Даже такой блестящий, от Бога, пиарщик, как Жириновский, тоже пользуется услугами консультантов, чтобы чувствовать процессы, обратную связь с народом, иметь социологические исследования.

И. М.: - Помню, в 90-х мы работали с одним известным губернатором, старой еще обоймы. Когда-то был первым секретарем обкома. Во многом был похож на Ельцина. Во время встречи в узком кругу этого губернатора спросили, чем он отличается от Ельцина. Он отвечает: «Борис Николаевич много советов слушает, а я - нет». Я тогда про себя подумал: «Вот потому ты, Иван Иванович, - губернатор, а Ельцин - президент страны».

- Есть мнение, что политпиар в России умирает?

И. М.: - Политпиар будет существовать до тех пор, пока будет жив хотя бы один политик. Это ведь консультирование политика, как ему взаимодействовать с общественностью. Даже в условиях суверенной демократии, когда в большой степени на выборах используется административный ресурс, политику надо уметь привлекать симпатии населения.

- А «черные технологии», грязный пиар придумали пиарщики?

И. М.: - По большому счету это дело политиков. Я не знаю ни одной грязной технологии, которая бы не была консультантами согласована с политиком, на которого они работают. Грязный пиар - это то, что политики не хотят читать про себя в газетах. Кстати, два года назад внесены изменения в выборном законодательстве, в соответствии с которыми негативная реклама во время выборов запрещена. Аналогов этому в мировой практике нет.

Е. Е.: - Я считаю, что «черный пиар» малоэффективен и он раздражает избирателей. И еще я верю в эффект бумеранга - все плохое рано или поздно к тебе обязательно вернется.

- 1 марта в России прошли выборы в десятках регионов. Чем эти выборы отличаются от всех предыдущих?

Е. Е.: - Огромным использованием административного ресурса.

- Приведите пример, как он вообще работает?

И. М.: - Например, был случай: сняли с выборов оппозиционного кандидата в мэры районного города за то, что сделал свой предвыборный ролик на фоне главного архитектурного сооружения города. А архитектор, был аргумент в суде, не давал письменного разрешения на использование своего произведения в избирательной кампании.

- А может ли хороший пиар победить административный ресурс?

И. М.: - Недавно главную премию за достижения в области пиара «Серебряный лучник» получила работа питерского специалиста. В сквере у его дома власти решили строить бизнес-центр, уже огродили сквер забором. Жители стали возмущаться. Пиарщик собрал группу энтузиастов, она обратилась с письмом в органы власти, что просят назвать сквер именем знаменитого земляка Владимира Владимировича Путина. Также группа написала лично Путину, чтобы он разрешил установить в сквере памятник собаке Кони - в честь всех собак, преданных людям. Сделали макет памятника, стали собирать средства, развернули широкую кампанию в поддержку. Конечно, разрешения на переименования сквера и памятник Кони группа не получила. Но зато и бизнес-центр в сквере власти отказались строить. Почему-то передумали....

Источник: Комсомольская правда

×