Ваш регион:
Любой регион

Деньги за совет

Трудоустроиться бывшим финансистам сейчас почти невозможно. Приходится создавать рабочие места самостоятельно.

В декабре прошлого года 23-летняя Екатерина Стручкова, аналитик ИФК «Алемар», вместе с несколькими своими коллегами попала под сокращение. Не беда, решила Стручкова, - значит, пришло время создавать собственный бизнес. «Мысли о своем деле были у меня, еще когда я училась в школе», - признается она.

Вместе с четырьмя другими выходцами из инвестиционно-банковского бизнеса Стручкова создала компанию KEA Consulting и стала в ней управляющим директором. Ощущения теперь совсем другие: «Одно дело - сидеть на фиксированной зарплате. И другое - понимать, что твои доходы зависят только от тебя». Профиль деятельности, впрочем, не изменился: анализ и оценка бизнеса, финансовое консультирование, аналитика фондового рынка, составление бизнес-планов. Только клиенты уже не «крупняк», а малые и средние предприятия, а также венчурные проекты.

По данным Международной организации труда, с августа прошлого года по всему миру осталось без работы 325 000 финансистов. Сколько таких в России, неизвестно. Но, по оценке руководителя департамента «Финансы и аудит» кадрового агентства Cornerstone Виктории Филипповой, сокращения коснулись не менее 80% всех компаний, причем многие увольняли по 20-30% сотрудников, в основном сейлз-менеджеров, аналитиков, трейдеров, руководителей среднего звена. А вот топ-менеджеров - очень редко.

Куда теперь податься? Почти все финансовые компании объявили hiring freeze, набирать персонал позволяют себе единицы. «Среди моих знакомых финансистов лишь один смог устроиться по профилю в "ВТБ-Капитал"», - говорит бывший вице-президент российского офиса Credit Suisse Дмитрий Царегородцев. Надежд на улучшение пока нет. Рублевые зарплаты в компаниях финансового сектора уже сократились на 10-20% и могут сократиться в этом году еще на 50%, прогнозирует гендиректор хедхантингового агентства Penny Lane Personnel Татьяна Долякова.

Пик увольнений пришелся на декабрь-январь, но многие компании выплачивали сотрудникам с окладами $4000-5000 в месяц по $15 000-20 000. «На эти деньги в Москве можно нормально жить несколько месяцев. Поэтому пока никто особо не торопится, - отмечает Долякова. - Но весной, когда деньги закончатся, предложение наверняка вырастет, а спрос останется на прежнем уровне». В такой ситуации попытаться работать в той же сфере, что и раньше, но уже в рамках собственного бизнеса - одна из немногих остающихся возможностей.

Консультант-универсал

Павел Замечник основал компанию AAA Group еще в 2007 г., работая старшим вице-президентом крупного иностранного банка. Теперь, когда он ушел из банка, это оказалось весьма кстати. Павел Замечник называет свою компанию, несмотря на небольшой размер, финансовым супермаркетом. Ведь она предлагает клиентам практически все возможные операции с финансами по принципу одного окна. «Смысл в том, чтобы помочь людям разобраться в разнообразии финансовых инструментов, которые представлены на рынке, и понять, что делать с деньгами, чтобы они работали максимально эффективно», - объясняет Замечник. Рынок финансового консультирования хорош уже тем, что в России фактически не представлен. «Есть ипотечные брокеры, есть другие специалисты, но никто не помогает управлять средствами в целом», - говорит он. К тому же модель, по которой работают существующие брокеры и консультанты, по мнению Замечника, несовершенна: «Ипотечные брокеры брали с клиента по 3-4%. Это очень дорого. Наши услуги для клиентов бесплатны, мы зарабатываем на комиссии партнеров». Конечно, и такая схема не идеальна: у консультантов возникает соблазн продать клиенту услугу, за которую они получат больший процент. Но Замечник надеется, что этого не случится: доверие старых клиентов для консультанта важнее разовой выгоды, «да и разница в комиссионных наших партнеров не так велика».

Любимый размер

Как еще маленькой и малоизвестной компании заполучить клиента? KEA Consulting Екатерины Стручковой для этого готова проводить бесплатный экспресс-анализ его бизнеса. «Владельцев компании это ни к чему не обязывает. Мы получаем понимание сути дела, а будущий клиент - список рекомендаций», - объясняет Стручкова. Если предложение устраивает клиента, проводится более детальное исследование, оцениваются перспективность идеи и выполнимость бизнес-плана. «В случае венчурных проектов, если мы понимаем, что есть перспективы, начинаем заниматься привлечением денег. Связываемся с фондами, бизнес-ангелами, представляем клиента на инвесткомитетах», - поясняет она. Если же проект не очень перспективный, можно посоветовать заказчику, как его переделать.

Полный текст статьи: журнал "SmartMoney"

×