Ваш регион:
Любой регион

Как "отыграть" однодневки?

В России традиционно сложилось так, что налоговые споры по обвинениям в использовании фирм-однодневок – едва ли не самые изнурительные, сложные и запутанные. Процент выигранных налогоплательщиками судебных дел в таких ситуациях также относительно невелик.

В России традиционно сложилось так, что налоговые споры по обвинениям в использовании фирм-однодневок - едва ли не самые изнурительные, сложные и запутанные. Процент выигранных налогоплательщиками судебных дел в таких ситуациях также относительно невелик. И это притом, что вероятность стать жертвой претензий налоговиков по поводу взаимодействия с сомнительной «серой» фирмой есть у каждого, ведь «серыми» налоговики считают сотни тысяч организаций!

Сложность и комплексный характер указанной категории дел проявляются, прежде всего, в том, что в суде налоговые органы используют все средства для того, чтобы доказать наличие умысла налогоплательщика в намеренном создании подконтрольных фирм для целей налоговой экономии.

При этом они не ограничиваются «классической» системой отлаженных аргументов и собранными в ходе проведения выездной налоговой проверки документами. На их основе можно предположить, что контрагент является однодневкой, но для суда зачастую таких доказательств мало (помните излюбленный аргумент налогоплательщиков: никто не может отвечать за действия третьих лиц?). Поэтому часто уже в ходе судебного процесса налоговики прибегают к подкреплению своей позиции новыми аргументами, которые могут стать «убийственными» для неподготовленного налогоплательщика.

Что же это за аргументы?

Показания свидетелей

Одними из самых «железных» аргументов наличия схемы во взаимодействии с «однодневками» являются показания свидетелей (как правило, руководителей сомнительных контрагентов, а иногда и их учредителей), которые прямо в ходе судебного разбирательства открестятся от каких-либо связей с обвиняемым налогоплательщиком.

Сила этого аргумента состоит в том, что в силу таких показаний могут быть признаны ничтожными все документы, подтверждающие взаимоотношения с контрагентами. Ведь если их не подписывало лицо, уполномоченное действовать от имени организации без доверенности, тогда кто сделал это и на основании каких полномочий?!

Однако даже такой веский довод можно нейтрализовать, подвергнув сомнению показания свидетелей. Ведь совершенно понятно, что если руководитель недобросовестного контрагента подтвердит факт взаимоотношений с налогоплательщиком, он сам может быть привлечен к ответственности за неуплату налогов. А это дает повод усомниться в правдивости его показаний.

Зачастую такой довод (конечно, в совокупности с другими доказательствами) находит понимание в судах. Например, в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 27 октября 2008 г. № А66-7604/2007 было подтверждено, что показания руководителя контрагента-однодневки, согласно которым он не подписывал никаких документов от имени данной фирмы, не могут в безусловном порядке подтверждать, что это действительно было так. Как следствие, судя по материалам данного дела, претензии к налогоплательщику в недобросовестности были отклонены.

Также и ФАС Уральского округа в постановлении от 20 октября 2008 г. № Ф09-6699/08-С2 не принял аналогичные показания руководителя контрагента налогоплательщика в качестве бесспорного доказательства его вины, поэтому отказался признать доначисление ему налогов правомерным.

Коллег поддержал ФАС Западно-Сибирского округа в постановлении от 18 августа 2008 г. № Ф04-4832/2008(9466-А03-42), который отказался признавать достоверными показания руководителя фирмы-однодневки о его непричастности к деятельности данной организации в отсутствие проведенной почерковедческой экспертизы.

Почерковедческая экспертиза

Кстати, проведение почерковедческой экспертизы подписей на различных документах порой относится к одному из неожиданных приемов налоговых органов, который может быть использован ими и в ходе судебного разбирательства путем обращения с соответствующей просьбой к суду.

Если результаты почерковедческой экспертизы покажут, что подписи на тех или иных документах не принадлежат уполномоченному лицу контрагента налогоплательщика, в руках у налогового органа будет хороший аргумент. Однако и он при грамотном подходе может быть лишен всякой силы: например, если экспертиза засвидетельствует, что подписи не принадлежат руководителю, это еще не конец света для налогоплательщика. В такой ситуации можно попробовать доказать, что свою подпись на документе поставило иное уполномоченное на это лицо.

Обычно суды относятся к такой стратегии одобрительно. Например, как следует из постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 7 апреля 2008 г. № Ф04-2272/2008(3225-А27-14), хотя почерковедческая экспертиза подписей на документах в данном случае не проводилась, суд указал, что даже если бы было установлено, что документы подписывались не руководителем организации, а иным лицом, это не являлось бы достаточным доказательством подписания документов неуполномоченным лицом.

Полезно также пресечь попытки налоговиков назначить экспертизу в ходе судебного рассмотрения спора. Сделать это можно, сославшись на то, что налоговики не использовали это свое право при проведении налоговой проверки - такой довод суд может поддержать. Так, в постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 3 декабря 2008 г. № Ф04-7645/2008(17220-А67-42) суд отказался вызывать на свое заседание свидетеля по просьбе налогового органа, а также производить почерковедческую экспертизу подписей на документах, сославшись на то, что налоговый орган мог самостоятельно сделать это в период проведения проверки.

Слишком много «плохих» партнеров

Пытаясь доказать недобросовестный характер поведения налогоплательщика, как участника хозяйственного оборота, налоговики нередко в деталях анализируют его деятельность и впоследствии ссылаются на большой процент недобросовестных контрагентов в общем числе бизнес-партнеров налогоплательщика.

Здесь контраргумент такой: если налогоплательщик не застрахован от того, чтобы «нарваться» на одного недобросовестного контрагента, точно также никто не может защитить его от заключения договоров с несколькими организациями, которые впоследствии проявят недобросовестность в своем поведении. Поэтому данный критерий носит обобщенный и вероятностный характер и сам по себе не подтверждает, что сам налогоплательщик имел умысел на уклонение от уплаты налогов. Предъявление такого аргумента не освобождает налоговый орган от обязанности доказать, что по каждому из «сомнительных» контрагентов действия налогоплательщика являлись недобросовестными. Такой вывод можно сделать, например, из постановления ФАС Поволжского округа от 5 декабря 2008 г. № А12-3509/08.

Массовые учредители и руководители

Другой излюбленный аргумент контролеров - наличие «массового» руководителя или учредителя во главе организации-контрагента. Здесь можно ограничиться тем, что хотя указанное обстоятельство и придает организации-контрагенту один из устойчивых признаков фирмы-однодневки, оно никак не связано с деятельностью самого налогоплательщика (постановление ФАС Московского округа от 11 ноября 2008 г. № КА-А40/10485-08), и не опровергает фактов реального исполнения договоров, а также надлежащего оформления всех сопутствующих документов.

В суде также можно пояснить, что если руководитель (учредитель) контрагента является «массовым», это вовсе не исключает возможности осуществления реальной хозяйственной деятельности (постановление ФАС Московского округа от 1 августа 2008 г. № КА-А40/7221-08).

Лучший способ защиты - нападение

Налогоплательщикам следует иметь в виду, что не стоит вести исключительно пассивное противостояние с налоговиками, только «открещиваясь» от вменяемых ему обвинений в заключении фиктивных договоров. Имеет смысл также подобрать «активные» аргументы в защиту своей добросовестности, которые бы подтверждали наличие у налогоплательщика должной осмотрительности и проявлении им осторожности при вступлении в договорные отношения.

Традиционные доводы в данном разрезе - это предъявление суду копий учредительных документов контрагента, свидетельства его постановки на налоговый учет, которые были запрошены перед заключением договоров. Эти доводы не раз спасали налогоплательщиков, убеждая суд в их непогрешимости (см., например, постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 22 сентября 2008 г. № Ф04-5684/2008(11711-А45-14), ФАС Восточно-Сибирского округа от 18 апреля 2008 г. № А33-8875/2007-Ф02-1356/2008 и др.).

Еще один «полезный» аргумент: это предъявление копий лицензий контрагента на осуществление отдельных видов деятельности. Наличие такого специального разрешения - это всегда лишний довод против умысла на заведомое использование однодневок, поэтому если имеется его копия - это дополнительная гарантия добросовестности потенциального контрагента. В частности, он помог победить налогоплательщику при разрешении спора, отраженного в постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 19 ноября 2008 г. № Ф04-4289/2008(15852-А81-14).

Главное - уверенность в победе

Конечно, мы рассмотрели далеко не все аргументы, которые помогут доказать непричастность налогоплательщика к вменяемым ему связям с «однодневками» с целью уклонения от уплаты налога. Хотя претензии налоговиков в целом хорошо известны, каждое дело по своему уникально, требует тщательного изучения и подготовки достойной правовой позиции. К сожалению, большинство подобных дел проигрывается, в первую очередь, из-за легкомыслия налогоплательщиков, доверивших свою судьбу непроверенным защитникам, которые не сумели составить конкуренцию поднаторевшим в таких делах налоговикам.

Призывая налогоплательщиков к осмотрительности при выборе контрагентов, одновременно хочется успокоить тех, кто попадает в беду: даже если претензии уже предъявлены, шансы «отыграть» однодневки все равно есть. И это касается практически каждого спора! Россия все-таки остается правовым государством, поэтому у налогоплательщиков всегда есть возможность защитить свои законные интересы в суде. Исход судебного спора во многом зависит от профессиональная критики аргументов, предоставленных налоговиками, а также поиска доказательств невиновности налогоплательщиков.

Источник: Экон-Профи

×